Smile )...


А лично меня задолбали такие товарищи с языками в попе, которые не могут банально защитить своё личное пространство, на нарушение которого они так рьяно жалуются (да только не тем, кому надо).

Уже само по себе плохо, когда они ни словом, ни делом не могут намекнуть, а то и прямо указать на посягательство на свой душевный покой: нервные клетки, как известно, не восстанавливаются. Но когда они приходят со своим жалобами на «Задолба!ли» или уже лично ко мне, то я начинаю громко негодовать, зачастую не стесняясь в выражениях.

Например, есть у меня одна такая подружка — любительница рассказать, как у неё на работе всё плохо (она учительница в школе): руководство придирчивое, дети тупые, родители неадекватные. Выслушав очередной поток театрализованных, неоднократно отрепетированных рыданий и понаблюдав со скучающим видом за заламыванием рук и биения челом об пол, вопрошаю, была ли высказана в лоб попирателям спокойствия хотя бы десятая часть негодования, вылитого на мои бедные непричастные уши. «Да зачем им объяснять, это яжематери!», «Да эти дети тупые, им хоть кол на голове теши!», «А что с начальством препираться, меня же уволят!» и тому подобное. Хороший способ — можно проблему не решать.

Опять жалуются — метробабка обматерила на остановке. Достать наушники? В аналогичной манере предложить захлопнуть варежку? «Не желаю опускаться до их уровня».

И так во всём. Хамоватая кассирша не дала пакет и присвоила сдачу? Мы смолчим, мы гордые. Тётка лезет без очереди? Мы покорно уступим, мы выше этого. Малолетний сопляк отдавил ногу, вырвал клок волос, пальнул из водного пистолетика? Мы не схватим за ухо и не отведём к мамаше, мы улыбнёмся и пробормочем: «Ну что взять с ребёночка». А потом мы придём домой, пожалуемся маме, подруге, коту и напишем на «Задолба!ли». Но главное — мы сохраним лицо и не опустимся до «ихнего» уровня.

До недавнего времени я тоже старалась быть эдакой воспитанной леди, и без слов «будьте любезны», «разрешите», «простите» не обходилось ни одно обращение к незнакомцам. Но с некоторых благословенных пор я научилась швырять мелочь на эту долбаную тарелочку для сбора мелочи и орать «Четыре жетона!» в ответ на хамское обращение кассирши «Чё вам?» после второй попытки привлечь внимание; давать решительный отпор всяким попутчицам, желающим пообщаться на тему моих половых сношений, и посылать их на три буквы; бросать трубку среди распинательств ангельскими голосочками фаберликовских феечек и многое другое. Может быть, кто-то про себя наречёт меня грубиянкой, быдлом и хамлом трамвайным, но собственный покой мне дороже мнения всяких там «мимопроходилов».

Попробуйте хотя бы раз открыть рот — может быть, получится что-нибудь сказать.